ONLINE-консультант
icq: 675246741

[:ru]Удивительный мир Аллы Цыбиковой[:]

[:ru]

Увидев  раз картины Аллы Цыбиковой, их не забудешь. Они, как говорят, «цепляют» душу, внутри поднимается комок невысказанных эмоций, возникает ощущение катарсиса. Невозможно отрицать, что существует неповторимый цыбиковский стиль живописи, в котором органично соединились традиции западноевропейской и русской живописи и самобытность восточной — бурятской и тибетской — культуры.

Формирование Аллы как художника проходило целиком в пределах европейских живописных традиций. На долгие годы сохранилась у Аллы творческая ориентация на достижения французской живописи конца XIX – начала ХХ вв. Вернувшись после окончания института в 1976 г. в Улан-Удэ, Алла стала театральным художником. Она обращалась и к станковой живописи, создав серию психологических портретов «Натюрморт с сон-травой» (1977), «Портрет матери» (1978) и пр. Поистине эпохальным событием в жизни художницы стала выполненная в начале 1980-х гг. роспись стены «На земле Гэсэра» в фойе Бурятского академического театра драмы им. Хоца Намсараева.

В ее творчестве искренний интерес к национальному типажу и деталям быта органично сочетался с приемами европейской живописной техники, а также с театрально-декорационной спецификой полученной школы, обусловившей свободу и раскованность самовыражения.

Цыбикова, помимо профессиональной мастеровитости, обладала редкой для художника способностью тонко анализировать собственное творчество. Она принадлежала к кругу интеллектуальных художников, о чем свидетельствуют письма близким людям, единомышленникам и друзьям. Обладая удивительным художественным чутьем, Алла Цыбикова предсказала блестящее будущее Даши Намдакову, Жамсо Раднаеву и Дмитрию Будажабэ.

Мир Цыбиковой удивителен. В нем сплелось все: от Шагала до японских гравюр, глубокая синева почти рериховских оттенков и малахитовая зелень буддийских танка.

Кто она – птичка Цыбиковой? Птица Гаруда и Феникс? Художница говорит, что однажды увидела ее во сне, откуда она перепорхнула в ее картины, а позже появилась в бронзе. Иногда образ птицы становится почти навязчивым, включается в портреты, натюрморты и пейзажи. Для художницы они создавали «ощущение тайны, природы, какого-то волшебства. Прекращения звука и ожидания чего-то нового» («Мелодия холодной весны», 1992; «Ворожейка» 1993; «Букет», 1995; «Метаморфозы», 1995; «Ритуал», 1996; «Визит», 1997).

Часто ориентальный мир присутствует в картинах Аллы в виде небольших деталей – фона, стаффажа. Бронзовая позолоченная фигурка лани в «Большом натюрморте», 1984; набор буддийских атрибутов (два живописных свитка, белая раковина, бронзовая статуэтка) в «Пускании мыльных пузырей» 1989 г.

В 1997 г. Алла Цыбикова начала две картины – «Пейзаж в пейзаже» и «Обращение к Белой Таре», в которых продолжались поиски синтеза традиций, но, к сожалению, они остались незаконченными.

«Жалко, силы кончились, а в голове куча всяких идей…ну, может, «перерождюсь»…13 мая 1998.

Т. А. Бороноева, кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств РБ.

[:]